Продажа картин и других произведений искусства

По виду изобразительного искусства

По жанру

По технике исполнения

По стилю

По интерьеру


Картины по тематикам
Картины по художникам

Биография художников:

Русские художники
Зарубежные художники


Искусство лечебной живописи

Саврасов Алексей Кондратьевич (1830-1890)


Главная » Русские художники » XIX (19 век) » Саврасов Алексей Кондратьевич

Творчество и биография - Саврасов Алексей Кондратьевич

Картины художника

Есть картины, без которых немыслимо представить русское искусство, так же как нельзя представить русскую литературу без «Войны и мира» Толстого, «Евгения Онегина» Пушкина, И это не обязательно должно быть большое и сложное произведение. Такой подлинной жемчужиной русской пейзажной живописи стала маленькая скромная картина Алексея Кондратьевича Саврасова (1830—1897) «Грачи прилетели». Она появилась на первой выставке Товарищества передвижников 1871 года. Этой небольшой скромной по краскам картине была уготована счастливая судьба. «Весной русского пейзажа» называли ее современники, и спустя столетие она пользуется самой широкой популярностью, и известна эта картина буквально всем, начиная со школьников, открывающих хрестоматию «Родная речь».

Трудно передать словами, в чем заключается неотразимая прелесть этого удивительного произведения. Оно не блещет ни яркостью красок, ни красотой изображенного пейзажа. Все здесь привычно, знакомо.

Есть околица села Молтвина Костромской губернии, холодный сырой март на дворе, когда еще стоит зима, но в воздухе, облачном небе с чистыми голубыми просветами уже повеяло предчувствием весны, почерневший снег с проталинами, березки — и то не «девицы-красавицы», а искривленные, но упрямо и жадно тянущиеся ввысь, старые заборы, такие же домишки и церковка с колокольней, равнина, мерно уходящая вдаль, к синеющей на горизонте полоске леса.

И первые вестники весны — грачи, деловито хлопочущие над своими гнездами. Будничный мотив художник сумел претворить в картину поэтическую и лирическую, наполненную искренним волнением, в обобщенный, глубоко народный образ русской природы. Об этом трудно рассказать обычными словами, разве что языком Тургенева и Некрасова, Чехова и Есенина. «С Саврасова,— скажет впоследствии его ученик И. Левитан,— появились лирика в живописи пейзажа и безграничная любовь к своей родной земле».

Он умел «отыскать и в самом простом и обыкновенном те интимные, глубоко трогательные, часто печальные черты, которые так сильно чувствуются в нашем родном пейзаже и так неотразимо действуют на душу».

Картина наполнена внутренней жизнью, движением. Кажется, что высокое нежно-голубое небо вдруг затягивается облаками. На снегу то появляются, то исчезают на наших глазах легкие тени. Это впечатление создается благодаря использованию тонких градаций цвета, замечательному изяществу живописного строя произведения. Саврасов писал картину по этюдам, сделанным в деревне Молвитино близ Костромы. Простой с виду пейзаж неизменно пробуждает в нашей душе глубокий отзвук. Мы ощущаем какую-то неясную грусть, и волнение близящихся перемен, ожидание солнца, тепла, весны. Благодаря саврасовским «Грачам» мы постигаем скрытую, но удивительную по силе воздействия красоту родной земли и чувствуем всю нерасторжимость своей связи с этой землей. Произведения Саврасова оказали большое благотворное влияние на последующее развитие русского пейзажа. Достаточно вспомнить, что учеником Саврасова, с благоговением относившимся к памяти своего учителя, был выдающийся русский пейзажист И. И. Левитан. Лирическое, задушевное начало пронизывает все творчество Саврасова. Оно присутствует и в таких замечательных его произведениях, как «Проселок» (1873). «Дворик» (1870-е годы; обе в Третьяковской галерее, Москва) и др.

«Проселок» был написан на природе, сразу после дождя. С созданием этой картины связывают такую историю. Саврасов отправился в лес писать этюды. Он был счастлив, как может быть счастлив идущий на этюды художник в пору зрелости лет и таланта, когда и ноги крепки, и глаза зрячи, и рука уверенно сжимает кисть. Решительно все удавалось ему последнее время. Он суеверно говаривал: «Не к добру». Но рука была точно крылатая.

Он шел, подгоняя себя, и ему была приятна тяжесть этюдного ящика, побрякивание в нем тюбиков с красками. Хотелось поскорее найти нужную натуру, не только увидеть, почувствовать — вот она! — остановиться, вынуть чисто отскобленную палитру и щедро выдавливать на нее нужные краски: сначала легкие, теплые, потом холодные, ощущая, как тяжелеет под их грузом палитра. Потом — наконец-то! — писать, писать... Он шел теперь проселком среди тощих крестьянских полей, все нетерпеливее вглядываясь в разворачивающиеся по сторонам ландшафты. И все больше огорчаясь: день был не тот, свет неудачный, краски не горели, лишь тускло проглядывали сквозь марево. ...Ветер налетел внезапно, поднял и погнал по проселку пыль. Саврасов взбежал на пригорок и, вскинув разлохмаченную ветром бороду, смотрел, как в небе мешались облака, как они на глазах сбивались в тяжелую тучу. Стало вдруг тихо. Сверкнуло раз, другой, все замерло, прижалось к земле — страшно и близко раскололось небо. И тотчас первые капли тяжело ударили по голове и плечам. Он заспешил к придорожным ветлам. Пошел ровный, отвесный дождь. Посветлело как-то сразу, вдруг. Саврасов промок до нитки. Вода со штанов просачивалась в сапоги. Он огляделся и не узнал места. Земля была исхлестана дождем и ветром. Проселок раскис, в размытых колеях стояли мутные лужи в пузырях. Пригорок, на который только что поднимался художник, источили грозовые ручьи. Небо было еще беспокойное, еще толкались по нему тучи, но уже порожние. Минута — и в их разрывы хлынуло солнце. Вспыхнули, заиграли лужи, звонкая, помолодевшая, объявилась трава на обочине, а пригорок показал нарядный красный глиняный бок.

И никого-то не было рядом, чтобы охватить душою народившуюся красоту. Только он... Художник увидел — светло, радостно отзывалась земля высокому небу, только что отбушевавшей грозе... Он написал свой «Проселок» единым дыханием, словно боясь упустить хоть частицу того, чем одарила его тогда родная земля, — ее праздничную красоту, ее неожиданное веселье, силу...

Прослышав о новой картине, приходили взглянуть на «Проселок» художники, друзья, давние почитатели Саврасова. Заскакивали, придумав предлог, ученики. Топтались в прихожей, стесняясь мокрых ног и строгой хозяйки, от порога заглядывали в комнату, где один, посреди чистой стены, висел «Проселок». Гости дружно сходились в похвалах новой картине, с жаром толковали о редкостном мастерстве ее живописи.

А Саврасову было отчего-то больно. Стыдно перед тем безымянным проселком, что выставил его перед всеми в дорогую, тайную его минуту. Он так и не отдал «Проселка» на суд публики. Позже он подарил его давнему своему другу и коллеге Иллариону Прянишникову.

Окрестности Ораниенбаума были написаны в 1854 году, когда художник был приглашен в гости на дачу к княгине М.Н. Лейтенбергской. На рассвете Саврасов стоял на берегу Финского залива, подернутого туманной дымкой. Утренняя дымка таяла, и вместе с тем все рельефней становились контуры кронштадтской крепости, видневшейся вдали, все ясней силуэты кораблей. Художник зашагал по песку вдоль самой воды, всматриваясь в незнакомый край, стараясь схватить его характерные черты.

Морщинистый, до половины погрузившийся в песок камень. Рядом, будто размытое набежавшей волной, — пятно тени. Сосна, позолоченная утренним солнцем. А там, за ней, растянутые на шестах рыбацкие сети... Каждая из этих деталей пейзажа могла понадобиться для будущей картины. Надо было не только подметить их, но сохранить, перенести на бумагу. Рисунок точен, уверен... Это еще не разработка... Только контуры предмета. Выразительные, смелые. Лишь бы не растерять, перенести на бумагу то, что прежде всего бросилось в глаза. Потом память дополнит остальное...

За спиной послышался шорох. Саврасов обернулся. За деревьями мелькнула фигура какого-то человека. Может, кто-нибудь из служащих Академии решил полюбопытствовать, как работается приезжему?

«Надо будет сказать управляющему, чтоб не мешали», — подумал Саврасов. В день приезда тот просил со всеми нуждами обращаться к нему. Больше любопытные не появлялись. Дни, заполненные работой, текли незаметно. Иногда художник поднимался затемно, чтобы захватить рассвет. И с радостным удивлением следил, как вместе с появлением солнца преображалось все вокруг...

Если он работал где-нибудь неподалеку от дачи, за ним приходили, чтобы напомнить об обеде. Потом опять за этюды. Часто до глубоких сумерек, когда морская даль начинала сливаться с небом... Но однажды за художником прибежал запыхавшийся управляющий. — Ее сиятельство просят!

Княгиня встретила его на веранде. Приветливо протянула руку. Оглядела рослую фигуру художника, улыбнулась и высказала пожелание постоянно видеть его в столице на достойной должности. Очевидно, она хотела ободрить художника, сделать приятное. А вместо этого испугала. Алексей едва нашел в себе силы учтиво поклониться. И произнести что-то полагающееся в таких случаях, что потом и сам не мог вспомнить. Княгиня поинтересовалась, удобно ли устроился живописец, и добавила, что ей не терпится поскорей увидеть результаты его трудов.

Алексей снова учтиво поклонился. И пробормотал что-то подобающее. А про себя подумал, что если такие визиты будут повторяться, или, что еще хуже, княгиня пожелает присутствовать при его работе, то ее окончание отдалится на неопределенное время. К счастью, на следующий день княгиня уехала. «Деликатная дама», — подумал Саврасов. Не столько потому, что в самом деле княгиня произвела на него такое впечатление, сколько потому, что снова можно было спокойно работать.

Уже заполнен рисунками большой альбом. Теперь пошли в ход отдельные листы. Их уже около двадцати. Иногда на них рисунки отдельных предметов: стволы деревьев, прибрежные валуны, рыбацкие сети, перевернутая кверху днищем лодка. Иногда уже почти сложившийся эскиз — набросок картины. Пройдут годы, и исследователи будут изучать эти рисунки, чтобы проследить, как складывался замысел будущих картин, как из отдельных наблюдений, частностей рождалось целое.

Художник и в самом деле копил то, что должно было стать деталями картин, как строитель готовит материал для постройки здания. Писалось легко... Небольшая, залитая солнцем полянка. В тени раскидистого дерева сидит крестьянка с корзиной грибов. Неподалеку громоздятся замшелые валуны. А там, вдали, — синева моря. Белое пятнышко паруса... И крона дерева, и его ствол, и замшелые камни, как будто те же, что и на эскизах. И в то же время не те. Теперь все подчинено общему замыслу, каждый предмет — лишь деталь картины «Вид в окрестностях Ораниенбаума». А тот набросок, сделанный в сумерки на берегу моря! Он стал основой другой картины. На ней сохранено почти все: та же линия берега и полоса камышей, и лесок, и большой валун, и, конечно, контур кронштадтской крепости с едва видными корабельными мачтами. Все, как было набросано на листе бумаги в тот вечер. Но дали отодвинулись — пейзаж словно наполнился воздухом, появилось ощущение простора.

А больше всего преобразило картину освещение. Розовое заревое небо отразилось, преломляясь в бесчисленные оттенки, в спокойной глади залива. Княгиня восхищенно ахала, глядя на эту феерию вечерней зари. — Я в вас не ошиблась, господин Саврасов. Никто из современных художников не создавал столь впечатляющие краски вечерних сумерек! Два вида окрестностей Ораниенбаума имели успех. Обе картины были выставлены на годичной академической выставке.

Важнейшими вехами на пути развития русской пейзажной живописи явились ландшафты Ф. Алексеева и других «перспективистов» конца XVIII—начала XIX века; полотна С. Щедрина И Ал. Иванова, в совершенстве овладевших передачей пространства и воздушной атмосферы; произведения А. Венецианова и его учеников — Н. Крылова, Г. Сороки, утверждавших право на изображение в искусстве родной природы; творчество пейзажистов 1830-1860 –х гг. – М. Воробьева, М. Лебедева, братьев Чернецовых, А. Боголюбова, М. Клодта, Л. Каменева и других, картины И. Айвазоского.

Здесь ведется продажа своих картин и продажа картин художников, которых вы представляете.


Грачи
Дворик
Домик в провинции
Грачи Дворик Домик в провинции
Зимний пейзаж
Проселок
Зимний пейзаж Проселок

Нашли ошибку? Есть чем дополнить? Пишите
E-mail: *
Тема:
Текст сообщения: *
Поля, помеченные знаком *, обязательные для заполнения
 
О проектеКонтактыРеклама на сайтеПользовательское соглашениеновостиИспользуемая литератураКарта сайта


Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только с письменного
разрешения администрации. При использовании материалов
необходимо ставить ссылку на сайт.
Ограничение ответственности
Политика конфиденциальности