Продажа картин и других произведений искусства

По виду изобразительного искусства

По жанру

По технике исполнения

По стилю

По интерьеру


Картины по тематикам
Картины по художникам

Биография художников:

Русские художники
Зарубежные художники


Искусство лечебной живописи

Моне Клод (1840—1926)


Главная » Зарубежные художники » XIX (19 век) » Моне Клод

Творчество и биография - Моне Клод

Картины художника

Моне Клод, французский живописец, основоположник импрессионизма.

«То, что я пишу, — мгновение».

Родился в Париже в семье бакалейщика. Детство провел в Гавре. В Гавре начал делать карикатуры, продавая их в писчебумажной лавочке. На них обратил внимание Э. Буден и дал Моне первые уроки пленэрной живописи. В 1859 Моне поступил в Парижскую школу изящных искусств, а затем в ателье Глейера. После двухлетнего пребывания в Алжире на военной службе (1860—61) вернулся в Гавр и познакомился с Ионкиндом. Пейзажи Ионкинда, полные света и воздуха, произвели на него глубокое впечатление.

В 1862 Моне вновь оказался в Париже и поступил в мастерскую Глейера, где в это время занимались Ренуар и А. Сислей. Академическая ориентация не устраивала художников. Они арендовали студию и продолжили работать вместе. С 1860-х Моне начал исследовать изменения цвета в зависимости от освещенности. Работал преимущественно в области пейзажа. К концу 1860-х выработал ставшую классической манеру импрессионистов писать раздельными мазками чистого цвета для создания эффектов игры света.

Первые выступления Моне в Салоне прошли успешно. Две картины были приняты в Салоне 1865, пейзажи Парижа и «Дама в зеленом» — в Салоне 1866. Работы художника обратили на себя внимание. Успех Моне начался с портрета его будущей жены: «Камилла» («Дама в зеленом») (1866. Бремен. Музей) и картины «Женщины в саду» (1866—67), поразивших современников чистотой палитры. Центральным произведением этого периода стала картина «Завтрак на траве» (1865).

Моне решил попытаться написать всю картину на воздухе, при естественном освещении, как сцену реальной, сегодняшней жизни, как воскресный пикник современников – парижан.

Подобно Гюставу Курбе, писавшему своих земляков, как писали прежде античных героев – в полный рост и едва ли не в натуральную величину,- Моне взял для своей картины большой холст и отправился в Шайи выбирать подходящее место. Вскоре он вызвал туда Базиля, и тот позировал для нескольких фигур (вы можете узнать его, посмотрев крайнюю фигуру слева, в шляпе с красной лентой, а длину его ног можете оценить, взглянув на человека в жилете, лежащего справа под деревом). Увлеченный работой, Моне оступился и растянул сухожилие. Базиль рассказывал впоследствии, что стал писать его портрет, так как не знал иного средства, способного заставить неугомонного Клода лежать спокойно в постели. Едва выздоровев, Моне снова принялся за картину.

Сорокашестилетний Курбе, работавший тогда в лесу Фонтенбло, дал ему немного денег и несколько советов. Деньги помогли Клоду продержаться, чтобы закончить работу. Но советы Курбе, которого Клод так любил, не пошли на пользу. Как ни могуч был этот живописец, его взгляд принадлежал уже прошлому: он не смог понять новизны задач, которые ставил перед собой Моне.

В итоге Клод остался недоволен картиной. Ее краски казались ему глухими, тени были темны и непрозрачны, свет солнца белесоват... Работать дальше стало невозможно: деньги, взятые у Курбе, кончились. Клод вынужден был снять огромный холст с подрамника. Скатав картину в трубку, он оставил ее в залог хозяину гостиницы, с которым так и не смог расплатиться. Тот сунул ее в сарай, где картина вскоре заплесневела и покоробилась. (Впоследствии она была разрезана на три части, из которых одна хранится в Лувре.)

Неудачи, кажется, лишь подстегивали Клода: перед отъездом в Париж он в несколько дней написал большой портрет, сделав еще одну попытку решить поставленную себе задачу. Он написал этот портрет под открытым небом. Девушку в полосатом серо-зеленом платье и отороченном мехом жакете, что позировала ему, звали Камиллой (картина «Дама в зеленом»). Вскоре она стала его женой и почти четырнадцать лет делила с ним невзгоды и редкие радости, которые ему так неохотно дарила судьба. В эти годы Моне испытывал постоянные материальные затруднения. В 1870 художник женился на Камилле Дансие.

Картина «Женщины в саду», хранящаяся теперь в Лувре, была написана в Виль д'Авре, куда Моне уехал на лето, и где обычно жил Коро.

В ней он хотел добиться того, чего не удалось достичь в «Завтраке на траве». Клод работал на воздухе, под открытым небом. Он хотел во что бы то ни стало сохранить в картине ощущение чистоты утреннего света; когда солнце, бывало, пряталось за набежавшим облачком, он прерывал работу. Однажды Курбе застал его в такую минуту и спросил, почему он не работает. «Жду солнца»,— ответил Моне. Курбе недоуменно пожал плечами: «Вы могли бы пока писать пейзаж заднего плана».

Действительно, задний план картины погружен в глубокую тень. Но Курбе, вероятно, не принимал в расчет того, о чем настойчиво думал Моне: ведь тень есть порождение света, определенного света, и меняется вместе со светом, меняет свою окраску и силу. Тень и свет связаны между собой точно так же, как свет и цвет.

Уловить эту связь — вот к чему он стремился. Вот почему он упорно отказывался работать в мастерской, как принято было тогда. Он вырыл в саду канаву, куда опускал картину, когда ему надо было дотянуться до ее верхней части. Курбе изрядно забавлялся, глядя на все это. Хоть он и любил Клода, подобное упорство показалось ему чудачеством. Но Клод верил твердо, что идет по правильному пути. Он писал «на пленере» (то есть на воздухе, под открытым небом), пока не вынужден был снова бежать из Виль д'Авре от кредиторов, как бежал из Шайи.

В Гавре, куда он переехал осенью, его положение не улучшилось. Дело дошло до того, что в декабре он просил Базиля прислать ему из Парижа сохранявшиеся там картины, чтобы соскоблить их и использовать холст для новых работ.

Ранней осенью 1869 года Клод делился с Базилем: «Есть у меня мечта— картина «Лягушатник». Я сделал для нее несколько плохих этюдов... Ренуар, который провел здесь два месяца, тоже хочет писать такую же картину».

«Лягушатником» в Буживале называли купальню на Сене, вблизи летнего ресторана Фурнез.

Друзья-художники приходили сюда с мольбертами и этюдниками едва ли не ежедневно. Парусные лодки, купальщики, пестрая толпа на берегу под деревьями — все вместе рождало немало ярких впечатлений. Но, кажется, более всего привлекала друзей сама река, что отражала в себе небо, зелень деревьев, облака, паруса и людей.

Текучая вода смазывала и как бы растворяла контуры предметов, оставляя глазу лишь изменчивую игру красок. И если снег в зимних пейзажах помог живописцам увидеть прозрачность и окраску теней, то теперь наблюдения за струящимися отражениями, за неустанной сменой набегающих и сливающихся цветовых пятен — эти наблюдения подтверждали их убежденность в том, что неизменного цвета в природе нет, что окраска любого предмета обусловлена не только его собственным цветом, а и цветом соседних предметов. И даже, если можно так выразиться, цветом самого воздуха.

Казалось бы, говорить об окраске воздуха трудно: он прозрачен, и только. А между тем каждый из нас может сказать о воздухе снежных зимних сумерек, что он синий. В облачный осенний день воздух кажется серым, а если летний закат застанет вас на опушке леса, то вы увидите над полем или лугом сияние янтарно-желтого воздуха меж темных стволов деревьев. Все это имеет свое научное объяснение; каждый школьник теперь отлично знает, отчего небо голубое. Но речь тут идет не о законах физики, а о законах искусства.

Камилл Писарро не зря говорил: «Я никогда не сомневался, что являлось основой пути, которым мы инстинктивно шли. Это было изображение воздуха».

Разумеется, его слова надо понимать не в буквальном смысле. «Изобразить воздух» — это значит уловить глазом художника влияние атмосферных условий на окраску предметов. Уловить и запечатлеть изменчивость света и цвета — все то, что делает природу неисчерпаемо разнообразной.

Для того чтобы научиться передавать это, надо было не только отточить свое зрение, но и овладеть новой техникой живописи. И вот тут-то неоценимую пользу принесли недели, проведенные на берегах рек.

Когда пишешь воду — струящуюся, текучую, изменчивую,— то и кисть твоя должна быть необычайно подвижна. Она должна не отставать от глаза, видящего неустанную смену цветовых пятен, рефлексов и солнечных бликов. Работая на берегу Сены в Буживале, Моне и Ренуар учились передавать живую игру света и цвета подвижным, легким мазком. Тут попросту невозможно было бы пользоваться традиционными приемами академической школы, неторопливо покрывая большие плоскости, как это делал, скажем, Энгр, в чьих картинах каждый цвет существует как бы сам по себе (хотя все вместе и очень красиво, гармонично). Но Моне и Ренуар несомненно помнили морские пейзажи Эжена Будена, Эдуарда Мане. Помнили они и о свободной, быстрой кисти Эжена Делакруа и особенно о его последнем большом творении — фресках в «Капелле Ангелов» парижской церкви Сен-Сюльпис.

Моне и Ренуар учились в Буживале передавать свои впечатления с помощью быстрых, подвижных мазков. Палитра художников светлела. Следуя примеру Писарро, они отказались применять жженую слоновую кость, коричневый битум и другие темные и глухие краски, заменив их спектрально-чистыми сочетаниями. Добиваясь светозарности, они старались не смешивать краски, кладя рядом чистые тона и связывая их в единую гармонию бесчисленными полутонами. Мерцание чистых красок помогало передавать и блеск воздуха, и сияние солнца, и трепет листвы — словом, все то, что можно назвать движением жизни в природе.

Работа «на пленере» все больше увлекала и Эдуарда Мане. Даже Эдгар Дега, продолжая утверждать, что главное для художника — изучать старых мастеров, провел несколько месяцев на берегу моря, где писал этюды пастелью.

Между тем в Париже все шло своим чередом. В Салоне 1870 года шумный успех выпал на долю самых вульгарных полотен. Картины Клода Моне были в очередной раз отвергнуты. Никто, однако, не мог предполагать, что это был последний Салон империи Наполеона Малого.

В 1870—71, в годы франко-прусской войны, Моне изучал в Англии творчество Д. Тернера и Дж. Констебля.

Вернувшись в Париж, благодаря денежной поддержке Э. Мане, поселился в Аржантейле. В 1873 устроил плавучую мастерскую в лодке и много писал Сену. Группа художников, работавших вместе с Моне, организовала свою выставку в помещении фотографа Нодара в Париже (1874). Большинством публики новое направление принято не было, но о художниках заговорили. С этой выставки и повело свое начало новое направление в изобразительном искусстве. Свое название — импрессионизм — это направление получило по названию картины Моне «Впечатления. Восход солнца» (1872. По-французски «впечатление» —«Impression»). Моне стал признанным главой нового направления.

Если в 60-х Моне интересовали портрет и жанровые композиции, то теперь излюбленной его темой стал пейзаж. В 1870-х он писал одни и те же объекты в течение дня, продолжая исследовать изменение цвета и освещенности. Для передачи тончайших оттенков цвета в природе Моне ввел дробный мазок. Очертания предметов становятся нерезкими, как бы охваченными дымкой, отчего возникает ощущение движения воздуха. В числе его ранних работ — виды вокзала Сен Лазар, стога сена, Руанского собора. В 1870 - 80-е художник создал ряд жизнерадостных по колориту пейзажей, таких, как «Мост в Аржантейле», «Скалы в Бель-Иль» и др. Исключением из картин этих лет стала картина «Японка» (1876. Бостон. Художественный музей), изображающая жену художника в костюме гейши. Она выставлялась на выставке импрессионистов в 1876.

Летом 1878 из-за болезни жены Моне переехал с семьей в Ветейль. Они поселились в доме Оскеде. Этот дом художник изображал неоднократно: «Сад Моне в Ветейле» (1880. Вашингтон. Национальная галерея). Здесь он остался жить и после смерти жены. Хозяйка дома — Алиса Оскеде стала второй женой Моне. Пережив после смерти Камиллы глубокую депрессию, благодаря заботам Алисы вновь вернулся к живописи. В начале 1890 создал несколько видов Руанского собора, ставших своеобразным символом живописи художника. Всего было создано до 30 видов собора в разные моменты дня. Между 1900 и 1909 написал серию панно с водяными лилиями. В 1916 Жорж Клемансо предложил художнику создать серию декоративных панно для государства. Панно предназначались для залов Оранжереи в саду Тюильри. В 1922 Моне передал заказ государству, хотя продолжал работать над ним до конца жизни.

В последний период творчества Моне жил вдали от Парижа, в Живерни, и продолжал совершенствовать свою манеру. Постепенно произведения Моне (что характерно и для других импрессионистов) утрачивает пленэрный характер и становятся все более декоративными.

Пейзажи и портреты живопись картины продать, купить просто показать людям свое творчество.


Бульвар капуццинок
Женщина в саду
Женщины в саду
Бульвар капуццинок Женщина в саду Женщины в саду
На берегу сены
Регата
На берегу сены Регата

Нашли ошибку? Есть чем дополнить? Пишите
E-mail: *
Тема:
Текст сообщения: *
Поля, помеченные знаком *, обязательные для заполнения
 
О проектеКонтактыРеклама на сайтеПользовательское соглашениеновостиИспользуемая литератураКарта сайта


Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только с письменного
разрешения администрации. При использовании материалов
необходимо ставить ссылку на сайт.
Ограничение ответственности
Политика конфиденциальности